Владислав Воронин – об уходе нашего главного вратаря из сборной

Акинфеев закрыл 15-летнюю эпоху как-то слишком тихо. В этом плавном маленьком письме, которое РФС и ЦСКА не сопроводили даже нарезкой великих сэйвов, мы видим не пылкого капитана, не героя, вытащившего серию с Испанией, а просто строгого, сдержанного мужчину.

Ему 32 года, он пережил двое крестов на одном колене, с каждым годом играть все тяжелее, он чаще думает о жизни в горах или деревне – и при этом делает свое дело лучше всех в стране. Ровно три месяца назад страна пила за него и пела в его честь самые счастливые песни в жизни.

И тут он резко расстается с одним из важнейших этапов. Что он чувствует? Как он спит? Трясутся ли у него руки?

Мы этого не узнаем. Мы не расшифруем в этих буквах ни нервозности, ни тяжести сомнений: слова сложены аккуратно и приторно-точно. Акинфеев вообще всегда будто бронированный. Именно эта отчужденность когда-то помешала ему вылезти из укрытия и заговорить с людьми на одном языке. Они смеялись из-за серии в ЛЧ, а он пыхтел, что чужое восприятие его интересует мало. Или не интересует до пренебрежения.

Он мог сколько угодно говорить, что интернет ему нужен только для проверки погоды, но все равно знал, что там про него говорят. Весь прежний негатив к Акинфееву – только из-за этого глупого провала в коммуникации.

И тут 1 июля, лучший момент нашей жизни. Момент, когда даже Акинфеев смеется и катится животом по газону, а через день говорит, что вел себя как дурак. Момент, когда всем дышится свободно и свежо. Акинфеев стал всенародным героем навсегда.

И его прощание, проверенное небольшой сентябрьской паузой, теперь кажется идеальным и самым честным решением.

Перед чемпионатом мира Игорь говорил:

– Одного выходного уже не хватает на восстановление – надо два, три. Не из-за того что становишься старым, а просто бережешь ногу. Футбол никому не прибавляет здоровья.

— А удовольствие он еще приносит?

— Думаю, да. Бывают, конечно, моменты, когда проигрываешь и хочется все бросить и уйти.

Вот в этом «думаю, да» – самая чистая эмоция. Взросление постепенно снижает восторг, рутинность затирает ощущение уникальности, а вместо частых вспыхиваний, от которых прет, когда видишь флаг на полном стадионе, просыпается прагматика: это просто еще один матч. Игорь спокойно мог бы играть основным еще несколько лет. Точно побил бы рекорд по матчам за сборную. Тянул бы образ национального героя и воспитывал бы всю обновленную сборную на правах старшего – всем было бы полезно.

Но только что он получил все, о чем можно мечтать: и гордость, и счастье, и всеобщую любовь – а впереди неизвестность и борьба с коленом.

Он сделал честный выбор и не притворяется. За это – жму руку.

Источник: sports.ru