«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ

«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ. Фото 1

 

Не верите в себя? Думаете, мечта недостижима? Для того чтобы вдохновить вас, мы поговорили с выпускницей журфака МГУ Анастасией Степановой о том, как она стала научным сотрудником Института медико-биологических проблем РАН, студенткой МГТУ имени Баумана, членом экипажа международного проекта «Марс 160» и участником космической миссии под эгидой NASA. 

— До начала эксперимента «СИРИУС-19» осталось меньше месяца (старт 19 марта. — Прим. ред.). Вы — в команде космического корабля, который имитирует полёт на Луну. Расскажите о проекте. Кто ещё принимает участие? Сколько продлится экспедиция? 

Проект ведётся при поддержке НАСА — Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства — совместно с Институтом медико-биологических проблем РАН. В космосе нет политики. Учёные дружат, делятся научными данными и работают сообща. Участников шестеро: четверо русских и двое американцев. Командир — Герой России космонавт Евгений Тарелкин. У нас равноправие — трое мужчин и три женщины. Это тоже часть эксперимента. Психологи хотят посмотреть, создаст это трудности или наоборот. Уверена, мы сработаемся! В космосе думаешь только о высокой цели. Земные дела отходят на второй план. 

Чтобы имитировать полёт, мы используем уникальный объект — наземный экспериментальный комплекс (НЭК) на территории Института медико-биологических проблем в Москве. НЭК полностью герметичен: как только мы окажемся внутри, шлюзы закроются. Придётся работать при повышенном давлении, учёные будут следить за уровнем углекислого газа и кислорода. 

 

«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ. Фото 2

 

Наша задача: имитировать полёт к Луне, стыковку с орбитальной станцией, приземление и высадку на поверхность планеты. Подготовка началась ещё в январе: мы тренируемся, изучаем новые методики. Предстоит почти 80 научных экспериментов! 

Врачи обследуют каждого члена экипажа: делают анализы крови, гормоны, определяют состав тела, мышечную массу, физическое состояние. То же самое ждёт нас после «возвращения». Они сравнят показатели до и после, а потом скажут, что изменилось. Мы стартуем 19 марта. Экспедиция продлится четыре месяца. — В репортаже «Роскосмос ТВ» руководитель психофизиологического раздела проекта Вадим Гущин сказал, что в космосе психологические риски на втором месте после радиационных. На официальном сайте среди задач миссии указано обеспечение здоровья и безопасности экипажа. В чём главная цель проекта? 

Провести исследования по психологии и работоспособности человека в условиях изоляции. В «полёте» мы должны заполнять анкеты, проходить тесты на компьютерах. Это и задачи на сосредоточенность и внимательность, на умение быстро вычислять. Мы продолжим это делать, даже когда проведём двое суток без сна. По сценарию прибывает грузовой корабль — нужно состыковаться и быстро принять груз. Психологи создадут нам несколько чрезвычайных ситуаций и проверят, как мы ведём себя при стрессе, как работаем в команде. Везде, кроме личных кают и туалетов, установлены камеры. За нами будут постоянно наблюдать. 

 

«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ. Фото 3

 

– Вас называют самым подготовленным членом команды — это уже третий виртуальный полёт. В рамках миссии «Марс 160» («Марс 160» — исследовательский проект по созданию условий, максимально приближенных к тем, что будут у первых колонизаторов на Марсе. — Прим. ред.) вы в 2016 году провели три месяца на исследовательской станции в пустыне штата Юта, в 2017-м — месяц в Арктике. С какими проблемами люди сталкиваются вдали от внешнего мира? 

Мы так устроены: для того чтобы выжить, человек быстро приспосабливается к новым условиям. В Арктике было нелегко. Там холодно, мы не всегда могли использовать электричество. Вокруг — серо. Серый цвет плохо влияет на психику: становишься угрюмым, подавленным. Включается режим сохранения энергии. Ещё мне не хватало электронных словарей. Я писала статьи и на английском, и на русском, и негде было посмотреть редкие термины. 

– Мы настолько привязаны к электронике, что социологи говорят о новой болезни — номофобии. Слово произошло от английского no mobile phobia. Дословно — боязнь остаться без мобильного телефона. Какие у вас впечатления от жизни не в Сети? 

Без Интернета — круто! Нам давали час-полтора в день на соцсети и почту. Письма от родных и друзей стали бесценными. Мы долго продумывали ответы. На другом конце света не отделаешься обычным: «Привет, как дела?». Мы писали настоящие дневники, целые рассказы. Иногда сами поражались, как проникновенно получалось. Близких это очень трогало. 

В обычной жизни информации слишком много. Мы тонем в ней: скользим взглядом по заголовкам, механически ставим лайки, не дочитывая посты в соцсетях. Информационный шум заполняет мозг и не даёт сосредоточиться на главном. Входящие сообщения, комментарии, уведомления и новости заставляют нас постоянно отвлекаться. Мы теряем ход мыслей, становимся невнимательны. В изоляции продуктивность выросла в несколько раз! Мы впитывали знания как губки: я приехала журналистом, а под конец миссии стала помощником микробиолога в лаборатории. Там постоянно осваиваешь новые навыки. Вот что нужно будущим колонистам. Неограниченный Интернет будет только мешать. 

«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ. Фото 4

 

В интервью «Комсомольской правде» в феврале 2015 года вы сказали, что космос делает людей лучше. После ограничений начинаешь ценить всё: пение птиц, свежий воздух, горячий душ, хрустящие овощи. Чего вам не хватает больше всего в миссиях? 

Зелени вокруг! По задумке, колонисты на Марсе будут выращивать растения в оранжереях. В виртуальных полётах мне не хватает природы, сочных фруктов, свежих овощей, цветов. И нормального душа! Конечно, прожить можно и без него — мы не в отпуск летим. Но было бы здорово раз в месяц принять ванну, почувствовать себя в воде. Она снимает напряжение. 

– Заявки на участие в проекте Mars One подали двести тысяч человек (Mars One — стартап, целью которого было провести первую в истории человечества экспедицию на Марс и запустить там колонизацию. В начале февраля 2019 года компания Mars One стала банкротом, проект закрылся. — Прим. ред.). Вы заполняли анкеты, монтировали видеообращение, проходили психологические тесты — и оказались среди финалистов. Почему вас взяли? 

Думаю, за искренность. Люди видят мою честность и дают мечте зелёный свет. Когда находишь родную, настоящую цель, наполняешься силой. Берёшь и делаешь, потому что не можешь топтаться на месте. Но цель не мешает мне наслаждаться движением вперёд. Нет такого: вот полечу в космос и стану счастливой. Я прохожу этап за этапом и понимаю, что уже нашла счастье в любимом деле. 

– В космонавты берут здоровых людей. Вы занимались йогой, бегом, участвовали в «Гонке героев». Как готовитесь к «СИРИУСУ-19»? 

На тренировки не так много времени. Днём — работа, вечером — учёба. По-прежнему бегаю и занимаюсь силовой йогой: с отжиманиями, подтягиваниями, упражнениями на пресс. Сейчас нас проверяют на выносливость — я в хорошей форме. С радостью бы плавала, но не всегда получается.  

Хочешь учиться, работать, тренироваться — ищи баланс.  Шестого февраля была лекция в столичной «Научке»: «120 дней на марсианской станции». В ноябре вы выступали в Санкт-Петербурге на выставке «Открытый космос» и в Военно-медицинском музее. Осенью был форум «Открытые инновации» в Сколково, летом — фестиваль «Московское небо». Как слушатели принимают рассказы о колонизации космоса? 

 

«В КОСМОСЕ НЕТ ПОЛИТИКИ»: 10 ВОПРОСОВ К ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ «ПОЛЕТИТ» НА ЛУНУ. Фото 5

 

С энтузиазмом. После выступлений люди часто спрашивают, как поучаствовать в проектах. Для других важнее своими глазами увидеть человека, который нашёл себя, поставил безумную цель и уже прошёл длинный путь. Многих это вдохновляет. Обычно наши мечты куда скромнее, чем полететь на Марс. Глядя на меня, друзья тоже изменили свою жизнь. Стали делать то, что всегда хотели. 

Находятся люди, которые открыто называют марсианские проекты профанацией, относятся к колонизации скептически. В Интернете много негатива, но у меня — своя цель. Однажды в комментариях под видео мне пожелали смерти. Я поразилась: ну ничего себе! Что в душе у человека, который желает смерти незнакомой девушке, потому что она просто хочет полететь на Марс?! Представьте, какой ад творится в сердцах. Надеюсь, таких людей немного. 

– Вы говорили, что стать космонавтом — детская мечта. В юности не хватило дерзости, поэтому вы поступили на факультет журналистики в МГУ. Сейчас приходится получать второе высшее образование в МГТУ имени Баумана по специальности «Мехатроника и робототехника». Не жалеете о потерянном времени? 

Нет. Журналистика расширила кругозор, дала бесценные знания о литературе, о мировой истории. Я впитала разные культуры, языки. Да, несколько лет ушло, но не беда! Прошлый опыт помогает мне быстро осваивать новую сферу. Выручает моя общительность, умение рассказывать о космосе не занудно, а увлекательно. Поэтому меня берут в проекты: психологи ценят открытость, гибкость мышления. Я училась за границей, много общалась с иностранцами. В космических миссиях экипажи всегда многонациональные. На «СИРИУСЕ-19» мы в команде с американцами. Ребята рассчитывают на меня: надеются, что буду связующим звеном. Нет, ни о чём не жалею! 

– Вы родились в один день с Юрием Гагариным — девятого марта. Праздник совсем скоро. О каком подарке мечтает девушка, которая всеми мыслями в космосе? 

Было бы здорово, если бы кто-нибудь сказал: «Настя, я купил тебе билет в космическое путешествие!» Но пришлось бы заплатить пятьдесят миллионов, так что вряд ли. Вот, знаю! Вы слышали о компании SpaceX? По территории проводят экскурсии только для граждан Америки, но я бы очень хотела побывать в тех лабораториях, увидеть новейшие разработки. 

Источник: the-challenger.ru 

90 / 0,604 / 65.99mb